РЕАЛЬНОСТЬ ЙОГИ
ВСЁ О ЙОГЕ И СЧАСТЬЕ

Прямые ученики Парамахансы Йогананды. Интервью.

Все видео с русской озвучкой, смотрите по этой ссылке на ютюбе https://www.youtube.com/watch?v=ufnC3ctsDWA&list=PL8B32aLkHsa3rVF-RSOe2HTIw38r7ekA3😉

А это оригинальные видео на английском

Боб Реймер – прямой ученик Парамахансы Йогананды.

Знаете, я смотрю на вас, вижу ваши улыбки  и чувствую огромную любовь. Слышу ваши молитвы и о поиске, в котором вы находитесь, мы хотим узнать тебя лучше и все, что с этим связано. Я чувствую, что многие из вас уже находятся в этом сознании, вы чувствуете любовь, вы чувствуете радость. Все, что нам нужно делать, быть осознанными и помнить об этом в каждый момент времени. Если вы можете почувствовать это на мгновение, вы сможете продлить это чувство навсегда. Это так красиво, и так невероятно просто, нам не нужно разводить вокруг этого кучу идей и философии, хотя это конечно помогает сформировать концепцию того, куда мы идем. Многим из вас удалось хотя бы попробовать это. И это начало, это и есть рождение, и потом с практикой этого учения вы углубляетесь и становитесь более зрелым. 

Меня заинтересовал портрет, я знаю художника, который нарисовал бабаджи. И я расскажу вам одну историю. У меня был хороший друг – доктор Банерджи, он жил в Банголоре и мы с ним были очень близки. Он был глубоко преданным Саи Бабе. И я видел, что это очень умный, ученый человек, который очень глубоко занимался медитацией, выполнял садхану и тд. Мы часто разговаривали, мы были как братья, очень близки. Он кстати, был племянником Свами Тигра, о котором Мастер писал в своей книге. И он рассказывал мне о своем опыте с Свами Тигром. Он мне сказал, я хочу чтобы ты встретился с одним человеком, это святой в новой Калькутте. Его зовут Сантош Дада. Постарайся встретиться с ним на обратном пути и он дал мне имя доктора мукеджи, который был медиумом. В назначенное время мы вошли в жаркий поезд, без кондиционера, мы ехали два часа и остановились в маленькой деревушке. На станции не было ничего кроме двух скамеек. Но доктор мукеджи сказал, что сантош живет здесь. И он жил в маленькой хижине. В которой у него стояли ящики из-под яблок, потому что он не хотел, чтобы американцы сидели на полу, и вентилятор. Он был очень любезен. И я был так счастлив быть там, несмотря на все эти условия)) Он услышал, что мы ученики Йогананды, и сказал, что расскажет нам историю. Однажды он ехал на велосипеде рикши, по калькутте, на улицах были толпы людей и он ехал очень медленно. И не мог отвести взгляда от молодого человека, который шел ему навстречу. По мере того как молодой человек приближался, он заметил, что его глаза были подняты ко лбу. Это его поразило и он не переставая смотрел на него. А когда проезжал мимо, заметил, что этот молодой человек шел в нескольких сантиметрах над землей. Он вернулся домой и открыл книгу, которую этот молодой человек дал ему при встрече в городе за 3 -4 дня до этого (это была автобиография Йога), и он открыл ее на странице, на которой был изображен Бабаджи, в точности как он его увидел. И он был чудесным святым, он не спал, медитировал всю ночь. И был настоящим астрологом, как Шри Юктешвар джи, а не каким-то дилетантом. Это благословение встретить такого человека. 

Еще одна история. Прямо перед смертью мастера я написал ему, что хочу его навестить, я должен был быть по делам неподалеку. Обычно я придумывал какой-нибудь подходящий повод, чтобы навестить его. И он ответил, конечно приезжай, когда бы ты ни был в лос анджелесе, всегда приезжай в маунт вашингтон, это твой дом. И мы вместе с моим другом Давидом Вайтом, он доктор профессор, в макалистер колледже в Сан-Пауло. И мы приехали и остановились с конманатах на 3ем этаже, как раз под комнатами мастера. Этим вечером мы договорились поужинать с мастером в 6 часов. С великой радостью и любовью в наших сердцах мы спустились к ужину. Это был прекрасный ужин в индийском стиле. И он сам кормил нас, вкладывая вкуснейшие кусочки в наши рты, а мы были похожи на пару собак вот так ждущими еду. Это было прекрасно))) и после этого он начал говорить, и говорил, и говорил, становилось поздно, и Дэвид начинал засыпать, тогда мастер делал вот так и Дэвид сразу просыпался. Было удивительно, как мастер это делал. А мы все говорили и говорили. Это смешно, но я не помню о чем. Я помню очень многое из того, что он говорил, но были и вещи, когда он говорил слишком быстро и я с трудом понимал его акцент, но мы проговорили до самого рассвета. Потом мы ушли к себе и нам было грустно покидать мастера. Днем я уезжал по своим делам, потом мы вернулись, и я помню в маунт вашингтон у нас были внутренние телефоны и кто-то позвал меня и сказал: мастер хочет поговорить с тобой по телефону. И мастер снова пригласил нас на ужин. И все повторилось: мы снова говорили и говорили, Дэвид засыпал, и его будил мастер, и мы снова проговорили до рассвета. На следующий день все повторилось. Мастер передал нам через кого-то просьбу принести цветы. Мы почему-то не додумались до этого, хотя знали, что к святым приходят с цветами. Мы принесли мастеру охапку роз, и в этот вечер мастер снова продолжал и продолжал говорить. И мы настолько переполнились его энергией, я даже не могу это описать, это как быть сегодня здесь. 

Я чувствую чудесный поток вашего сознания, вы все такие прекрасные, и вы даже не понимаете, как невероятно вы красивы, потому что вы так полны любви. Каждый из вас мог бы так просто ощутить это, если бы мог немного замедлить свои мысли, вы бы могли сразу начать погружаться в это сознание. Старайтесь делать это каждый день, во время работы, когда вы погружены в это сознание, все складывается намного лучше. Мы благословлены этими учениями и благословлены этим сатсангом. 

Общество самореализации означает братство, братство означает собираться вместе и делиться друг с другом этой энергией, подпитываться друг от друга. Так прекрасно встречаться с преданными, потому что вы чувствуете энергии друг друга и они сливаются вместе. И мы чувствуем единство духа, которым мы являемся. Мы дух, мы Атман, мы сознание души, мы все одно и мы можем осознать, что это не так сложно. Мы просто не должны считать себя тем, что происходит в нашей голове, но погружаться в сознание.

Боб реймер – встреча с Йогонанадой.

В то время у меня был небольшой самолет. Я, моя жена и Герберт полетели на нем до лос анжелеса, где на следующий день вечером у нас была назначена встреча с мастером. Я нервничал, я был очень взволнован, у меня было много фантастических мыслей о том, какой мастер. Пожалуй, по важности эта встреча могла сравниться только со встречей с президентом США, я думал, что что он сразу узнает все мои секреты, все плохое, что я делал в жизни. Все эти поступки проходили перед моими глазами. Мне сказали ждать в маленькой часовне в Маунт вашингтоне, я ждал и ждал, все эти мысли опять поднялись во мне, он точно не хочет меня видеть, он передумал. И как раз тогда, когда я уже был готов сдаться, дверь открылась и кто-то произнес: Мистер Реймер, мастер готов вас принять. Сердце мое застучало, и я никогда не забуду эти три пролета ступенек в Мант вашингтоне до третьего этажа, где жил мастер. И чем выше я поднимался, тем больше я нервничал, понимая какой это момент в моей жизни. 

Мы постучали в дверь, и мастер открыл. Он раскрыл свои объятия вот так, привлек меня к себя и крепко обнял. В этом момент я почувствовал, что попал домой. Я никогда не чувствовал такую энергию раньше, как в его присутствии. Его любовь переполняла, вы не можете себе представить это, приходя с улицы, из мира бизнеса. Эта энергия невероятно красива, я чувствовал, что знаю его вечно. Это было невероятно. Мы присели, Герберт был с нами, и мастер начала рассказывать мне разные случаи из моей жизни, о которых я уже совсем забыл.  И я думал: боже, откуда он все это обо мне знает. Он рассказывал мне потрясающие вещи. В основном говорил он, а я смотрел на него. Потом нам принесли чай с небольшими медовыми пирожными, пахлавой. Он взял одну пахлаву, разломил ее и положил мне в рот, и это подкупило меня окончательно, я совершенно растаял.  

Затем я набрался храбрости задать ему вопрос: «я пытаюсь медитировать, я клялся себе и даже писал себе письма, что буду медитировать по крайней мере 10 минут в день. Проходит около недели, что-то происходит и не могу выделять время на медитацию. Мастер, мне нужно знать как делать крийя йогу». И первое, что он тут же сделал, поменял тему разговора, и он говорил, и говорил, и говорил, и я с трудом его понимал из-за его индийского акцента. И я задал ему свой вопрос снова, а он опять поменял тему разговора. И мне показалось, что я даже раздражаю его своими вопросами. Мы поговорили еще, и я набрался храбрости в третий раз: Мастер, могу ли я научиться крийя йоге. И он ответил: ладно, завтра утром в 10 ты получишь крийю. И я был до крайности взволнован в этот момент, что это наконец со мной случилось. Мастер сидел на большом стуле, а я сидел напротив. Перед уходом он попросил меня встать на колени, взял меня за руку и начал повторять имена мастеров: О небесный отец, Иисус, Бабаджи, Лиахири махасайя, шри юктешвар, и так далее. И он повторял их в течение, пожалуй, пяти минут. И пока он делал это, я действительно чувствовал энергию. И я не понимал, что это за энергия, потому в моей жизни раньше не было подобного опыта. Мы расстались. 

Следующим утром в 10, я получил инициацию в крийю в церкви голливуда, мы вернулись в отель. И я слышал, что йоги должны медитировать, сидя лицом на восток. Я немного помучился в поисках востока, постелил на стул одеяло, потому что слышал, что нужно изолироваться от земных потоков, чтобы лучше медитировать. В итоге я устроился на стуле, лицом на восток, с прямым позвоночником и я начал практиковать крийю. И во время практики я вдруг почувствовал, как будто что-то в основании моего позвоночника вырвалось на свободу, и эта энергия начала подниматься по моему позвоночнику как змея до самого лба и все вдруг открылось, как будто я увидел свет. Я упал со стула и начал плакать и смеяться и думал: Боже, так вот что я искал, как глупо было думать, что это можно найти в учениях или книгах, в другом человеке. Это прямо здесь. 

Боб — Это сияние, которое исходило от мастера, которое я чувствовал, когда я был с ним, это то, что меня влекло к нему, не столько само учение. Это как знаете… когда вы влюбляетесь, вы просто увлекаетесь этим человеком и не можете выбросить его из головы. Неважно, что он делает, вы не можете избавиться от мыслей о нем. Вы его просто очень сильно любите и делаете для него все. То же самое можно сказать и про любовь к богу, именно такое воздействие на вас оказывал мастер, или Раджарси, или любой другой великий святой, как Ананада Мои Ма, любой из них. Если вы сонастроены с этой особенной вибрацией.

Пегги – Конечно, знать Мастера лично было огромной честью, но скажу вам прямо сейчас. Через любовь к нему, он привносил в вашу жизнь, конечно не сразу, и медитацию, и молитву, и любовь, и возможность иметь более непринужденные отношения с богом, чтобы смочь открыться ему. Другими словами, будучи счастливыми и радостными мы сонастраиваемся с тем, к чему стремимся.  

Хар Кришна Гош – племянник Йогананды.

Этот год – год радости, и я рад быть здесь, рад, что меня пригласил Свами. Потому что я приехал сюда для мастера. Я родился спустя два месяца после  отъезда мастера в Америку. Возможно, я счастливейший человек на этом мероприятии, не только потому что я племянник мастера, но еще и потому что я родился в его семье и живу в его доме на протяжении уже 72 лет. Я благословен и также счастлив, потому что был рожден с благословениями мастера. 

Случилось так, что мой старший брат умер младенцем, в 11 месяцев. Когда мастер уехал в Америку, я был еще в материнской утробе и моя мать попросила благословения у мастера, чтобы ее ребенок, я, остался жив. Мастер благословил мою мать и сказал, что у нее родится сын, и он будет жить. Еще он дал ей маленький браслет из золота, серебра и меди и сказал, чтобы я носил его с рождения. В 1935 году, когда мастер приехал в Индию, мне было 15 лет. У нас в доме был большой прием, на который пришли много друзей, родственников и преданных. И мастер спросил моих родителей: где Хар Кришна? Меня не было в первых рядах встречающих его. Меня вывели к нему, он обнял меня и спросил: где тот браслет, который я дал твоей матери? Я показал ему браслет, который носил на правой руке. Мастер снял его и отдал моей матери сказав: он ему больше не нужен, он в безопасности, поэтому я был рожден с его благословениями. Во время его пребывания в Индии, в течение года, я всегда был с ним.

Еще я должен рассказать о моих дедушке с бабушкой. Как вы все знаете, они были учениками великого мастера, Лахири Махасайи. Это было ключевым моментом в истории семьи мастера, так как мастер родился в ней и стал аватаром. Я помню, когда мне было 5 или 6 лет я впервые услышал о мастере от дедушки и мамы и меня сразу к нему потянуло. С самого детства я видел много святых и преданных, приходящих к нам. Я встречался с Шри Юктешваром на протяжении всех 15 лет, тогда как мастера знал всего год. Шри Юктешвар приходил к нам пару раз в месяц, он приходил к моему дедушке, потому что они оба были учениками Лахири Махасайи. Каждый раз, когда он к нам приходил, мы были в состоянии боевой готовности, потому что он был очень суров. Постепенно мы поняли, что суровым он был только с учениками, с обычными людьми он был очень добр. Помню, что Шри Юктешварджи всегда приходил к нам с полными карманами конфет и шоколада и раздавал нам, детям. Он очень любил детей. Когда он приходил к нам, он проводил у нас целый день, проводил его с дедушкой, они сидели рядом на полу, тогда еще не было обеденных столов. Мама готовила для них и подавала им еду. Много преданных собирались у нашего дома, чтобы послушать Шри Юктешварджи. Он говорил им: медитируйте, медитируйте и медитируйте, так вы уменьшите цикл рождений и смертей. Человек рождается и умирает, рождается и умирает, вы можете сократить этот цикл, если вы думаете о Боге и медитируете с высочайшей преданностью Богу. Это был его основной совет. 

Когда мастер был в Индии, я чувствовал, что я самый любимый его племянник, среди всех остальных племянников и племянниц. Он взял меня с собой на несколько лекций в своем туре. Помню, однажды вечером на лекции в Калькутте, в альберт холе на коледж стрит были сотни преданных. На этой лекции многие преданные его просили: Мастер покажи нам что-нибудь, чтобы мы узнали бога. Сначала он не соглашался, но после многочисленных просьб сказал: Ладно, покажу вам что-нибудь. Сплетите пальцы вот так и сконцентрируйтесь в межбровье. Я буду считать от 1 до 10. Пока он считал, никто не мог расплести пальцы, и только когда мастер сказал ом шанти, шанти, шанти. Мы смогли расплести пальцы. И он сказал: я сделал это не для своей славы, а чтобы вы поверили в бога, только по этой причине. Однажды он взял меня с собой в Ганга Шакур, в двух милях от Калькутты, туда надо плыть на пароходе. Это паломничество совершается раз в год 15 января, много паломников стекается туда со всей Индии. Мастер взял с собой меня и многих других друзей и родственников, мы плыли на большой лодке с сотнями паломников. Река Ганг очень широкая, с одного берега другой не видно, и примерно на половине пути мы заметили, что корабль постепенно погружается в воду и вода заливается на палубу. Все перепугались, даже капитан. Он понимал, что корабль тонет. Все видели, что с ними на корабле плывет святой, потому что мастер был в оранжевой одежде, и все пошли к нему и просили спасти им жизнь. Мастер сказал: не волнуйтесь, сидите, где сидели и молитесь. Уже через 15 минут мы заметили, что корабль вернулся на прежний уровень, и вода ушла с палубы. Паломники собрались, подошли к Мастеру и сказали: мастер, ты спас нам жизнь. Мастер улыбнулся и сказал: вы же молились Богу, это он спас вас. 

Еще одна история. приходя из школы я всегда сидел рядом с мастером, окруженным многими преданными. Они задавали вопросы, и он говорил с ними. В один из дней мы заметили, что мастер ни с кем не разговаривает и не отвечает на вопросы. Преданные начали спрашивать: Мастер, почему вы не говорите с нами. Мастер улыбнулся и ответил: я говорил с богом. Эти слова очень меня взволновали, и хотя я сидел рядом с ним, я придвинулся к нему поближе, чтобы касаться его и подумал: Бог только что был здесь и говорил с мастером, но мы ничего не слышали. 

Однажды моя мать и младшая сестра Мастера, Тамо, они были одного возраста, стали просить Мастера покажи нам что-нибудь, чтобы мы узнали Бога. В комнате было много других преданных. Мастер согласился  и попросил всех выйти из комнаты, а мне сказал остаться, закрыть дверь и выключить свет. Был вечер, в комнате было уже темно, свет проникал только с улицы. Моя мать и Тамо сидели рядом, а Мастер сел напротив, он произнес какие-то слова и мантры, я не мог разобрать.  Через некоторое время лица матери и Тамо засветились каким-то божественным светом и они слегка улыбались. Через некоторое время мастер разрешил включить свет и открыть дверь и потом я спросил у матери, что она видела. Она сказала: я не могу это описать, сынок, что мы видели и в каком блаженстве побывали. Мастер сказал, что показал им Бхагаван Джоти, свет бога. Это был еще один чудесный опыт.

Как-то мастер снова сидел с преданными и разговаривал с ними. Вдруг я увидел мужчину, его лицо было изуродовано, глаза полны слез, он стоял в дверях, пытаясь войти. Мастер не разрешил ему войти. Я удивился, почему Мастер не разрешает. Через некоторое время Мастер разрешил ему войти, он вошел и коснулся его стоп, Мастер благословил его и сказал: когда ты покаешься, Бог простит тебя. Я спросил у старших преданных, кто был этот человек. И они рассказали мне, что этот человек еще до отъезда мастера в Америку произнес плохие слова в адрес Лахири Махасайя в присутствии мастера. Мастер разгневался и потребовал, чтобы он взял свои слова обратно, тот отказался, тогда Мастер сказал: пусть рот, который произнес эти слова, будет обезображен, так и случилось. Через 15 дней после благословения мастера я видел этого человека, его лицо приняло нормальный вид, он мог нормально говорить и есть. 

Когда мне было 15 лет я видел, что мастер обладает чудесными качествами, его внешность, его личность, любовь к детям, его чувство юмора очень сильно меня привлекали. Как-то он снова сидел в кругу преданных и вдруг сказал мне: Хар кришна, сцепи руки. Я испугался, я же был еще ребенок, что мастер собирается сделать со мной? Собрав всю свою храбрость, я поднял руки, и мастер стал считать от 1 до 10. Он досчитал и сказал: Хар Кришна расцепи руки. И тут же, я не знаю как это произошло, я смог расцепить руки. Все очень удивились и спросили мастера, почему у него расцепились руки. А он улыбнулся и ответил: Он сын моего брата, как я могу сцепить его руки. Какое у него было чувство юмора!

Как-то очень богатый преданный пригласил мастера и всю его семью к себе в дом. Мы ужинали, я сидел рядом с мастером, а с другой стороны было много преданных, мой отец, мой дядя и многие другие. Было много вкусной еды, и я отложил на своей тарелке один кусочек, который хотел съесть последним. Но пока я говорил с другими преданными справа от меня, этот кусочек исчез с моей тарелки. Я удивился, посмотрел на мастера, но его лицо было бесстрастно, он просто ел. Через некоторое время я снова разговаривал с кем-то и вдруг увидел этот кусочек снова на тарелке. Я догадался, что это проделки мастера. Я спросил мастера, но в тот момент он ничего мне не ответил. После он сказал: Хар Кришна, ты слишком много говоришь с другими, почему ты не говоришь со мной?

Хар Кришна Гош – племянник Йогананды.

Сегодня я уже рассказал несколько историй, сейчас расскажу еще. Дом мастера в Кулькутте был куплен в 1905 году, отцом мастера, моим дедушкой. Кода мастер приехал в тот дом ,ему было 12 лет . я слышал от своего отца, что обычно мастер медитировал в комнате на первом этаже. Он медитировал вместе с Тулси, Мазумдаром и другими друзьями.  Вечером они медитировали по несколько часов и были очень счастливы там. Мой отец мне рассказывал, что отцу мастера не нравилось, что эти подростки медитируют, поэтому он не пускал их в мансарду, но потом увидев, сколько радости им это приносит и как они преданны, он разрешил им медитировать в мансарде. И затем они начали медитировать там. 

Когда мастер с друзьями медитировал в комнате на первом этаже, младший брат мастера, Вишну, озорник, со своими друзьями поджидал, когда они закончат медитацию и выйдут из комнаты, и они начинали их дразнить: ну что, нашли бога? Мастер упрекал его: Вишну ты ничего не знаешь о медитации, зачем ты дразнишь нас? Не делай так больше. Мой отец рассказывал, что Вишну, конечно продолжал дразниться. 

Мастер стал медитировать в мансарде, и много раз даже спал там. Многие из вас видели ее и посещали, это очень святая комната. В ней у мастера было видение Бабаджи.  25 июля 1920 года, за месяц до его отъезда в Америку. Там же у него были видения божественной матери и господа Кришны. Он там медитировал со своими друзьями, мой отец также медитировал там с ним. Это прекрасное место. 

В том же доме, в 1930 году, когда мне было 10 лет, мой отец сделал 2 фотографии Шри Юктешвара. Я помню на втором этаже дома была комната, скорее, часть крыши. Фотографии были сделаны там. Одна фотография — в позе лотоса на полу, другая — в полный рост. Я помню, что когда мой отец делал фото, я держал специальный экран для фотографирования.

 В 1935 году, я помню, как мастер приезжал в Индию. Мастер попросил моего отца: Кора (это было его короткое имя) нарисуй Махаватра Бабаджи. Я присутствовал при этом. Отец сидел на полу и рисовал. С одной стороны от отца сидел я, с другой, на стуле сидел мастер, и он описывал отцу свое видение Бабаджи. В первый день мой отец нарисовал силуэт Бабаджи, лицо и тело. На второй день он дорисовал все: глаза, нос, губы, все. После окончания рисунка мастер был очень доволен результатом, он заключил моего отца в объятия и сказал: Кора, ты сделал прекрасную работу для меня. Он был очень доволен. Это история создания портрета Бабаджи. До этого изображений Махаватара Бабаджи не было.

Рой Дэвис – вторая часть.

Я впервые прочел о йоге в 10 классе школы. Я рос в Огайо, на ферме. В подростковом возрасте я стал более активно искать ответы на свои вопросы. я начал читать книги, я брал их в городской библиотеке, читал Тео Спинелли, Пола  Бертона «Исследования и секреты Индии», из книг о йоге я узнал о нескольких упражнениях  хатха йоги, пытался медитировать правда без какого-то видимого успеха, хотя и пытался произносить религиозные фразы. Я регулярно посещал фундаменталистскую церковь. Когда мне исполнилось 18, на последнем году школы, я серьезно заболел ревматической лихорадкой. Я был прикован к постели в течение 5 месяцев и осознал, что мне нужно измениться. Я усилил свои молитвы, стал читать журналы о питании, в поисках рецептов для восстановления моего тела. Читал журналы Бренды Макфадденс о физической культуре, они издавались в ту эпоху)) и в одном из журналов была реклама «Автобиографии йоги», я видел ее и раньше, но в этот раз решил заказать книгу по почте. 

И я прочел ее, она меня очень заинтересовала, мне были интересны фотографии святых, особенно линии гуру. Я понял, что должен встретиться с мастером, и что он мой гуру. И когда я поправился, где-то летом, набрался сил, я постоянно обдумывал как мне поехать в Калифорнию, как это все организовать, так как у меня не было денег. В ноябре я отправился автостопом до Флориды в надежде там заработать деньги и оттуда добраться до Калифорнии. Две недели я поработал поваром, потом пытался продавать журналы 2-3 недели, но тоже неуспешно. И затем поехал автостопом из Флориды в Лос Анджелес. Я приехал за несколько дней до Рождества и первый день провел в публичной библиотеке Лос Анджелеса в секции философской и религиозной литературы, набираясь храбрости и обдумывая свое представление в Маунт Вашингтоне. Я даже думал отправить сначала открытку, сообщая о своем прибытии, но не знал, что написать. За лето я прошел 30 уроков у СРФ, знал о хонг со и энергизирующих упражнениях. 

И вот я собрался в Маунт Вашингтон, это было вечером, около 16-16.30 я спросил у кого-то направление на Хайлэнд парк, а оттуда до Спринг Стрит можно было сесть на трамвай. Я хотел уточнить, как далеко находится Хайленд парк и зашел в винный магазин на углу и спросил его владельца об этом. Он сказал, что около 7 миль в том направлении. Я поблагодарил его, поднял мой чемодан и пошел пешком, так как денег у меня не было. 10 дней назад я выехал из Темпы, Флориды с пятью долларами и теперь даже мелочи на трамвай у меня не было. Владелец магазина спросил у меня, куда я направляюсь, и дал мне мелочи на трамвай, так я добрался до подножья маунт вашингтон. Там меня подвезла мимо проезжавшая машина. Меня высадили прямо у ворот и первый человек, которого я встретил у ворот был Ральф Шерман, он жил в доме у ворот. Сейчас дома там уже нет. Он отвел меня на мужскую кухню, тогда она была в подвале основного здания. И я пришел как раз вовремя, потому что было время ужина)) мне повезло. Меня представили тем, кто был там, Криянанде.  И во время ужина мы договорились с Криянандой встретиться на первом этаже у главного входа и мы сидели разговаривали, он расспрашивал меня о моем образовании, о причинах моего приезда. Я не помню, какой это был день. Мастер сказал тебе быть там? (спрашивает у Криянанды) – нет – я помню, что мы сидели, разговаривали и вдруг свами замер: Мастер идет. Позже я понял, что сигналом был звук едущего вниз лифта. И Мастер появился с 2 или 3 сопровождающими, среди них была Дая Мата, и он направлялся к машине. И Мне бы хотелось  вам сказать, что его первыми словами при виде меня были: О мой сын, наконец-то ты пришел!)). Я помню, что на нем были пальто и белый шарф, обмотанный вокруг шеи. Он пожал мне руку, и его первыми словами были: сколько тебе лет?  Я ответил -18. И тогда он задал следующий вопрос: Твои родители знают, что ты здесь? И я ответил: все в порядке. Была еще пара фраз и затем он дотронулся до моего лба и сказал: Увидимся. И пошел в машину. 

Это была хорошая встреча, не правда ли?))

Криянанда отвел меня в дом мальчиков, где мне выделили место, и прямо на следующий день была рождественская медитация. И это было чудесно, все эти месяцы я думал о встрече с мастером, об этой жизни и так далее и вот прямо на следующий день назначена медитация на целый день, в часовне Маунт Вашингтон. И я помню я пришел туда в назначенное время и люди стояли в главной комнате, потому что мастер еще не спустился, и в то утро он опаздывал. Когда он спустился Салем?? Был с ним и они шли очень медленно. Они вошли первыми, а потом мы расселись по своим местам. По-моему, в тот день медитация была всего 6 часов с перерывом в середине. Конечно, была речь мастера и пение чантов перед медитацией, потом еще речь мастера и пение чантов, потом медитация и так далее. На следующий день была в воскресная служба в церкви Голливуда, мастер вел ее и после службы одна из сестер подошла ко мне и сказала, что мастер хочет видеть меня после того, как поговорит с остальными. После службы мастер всегда встречался и разговаривал с людьми. И в самом конце, когда он поговорил со всеми, меня позвали к мастеру. Он сидел в небольшой комнатке рядом со сценой на небольшой кушетке, когда я вошел, в эмоциональном порыве я сел рядом с ним, он помолчал немного и затем спросил: что я могу сделать для тебя? Я смог ответить, что хочу быть его учеником. Он спросил: как твое здоровье? Я ответил, что насколько мне известно, все хорошо. Давай посмотрим. Он протянул руку и посчитал мой пульс. Только годы спустя я узнал о диагностике по пульсу, но я уверен, что о моем самочувствии он знал напрямую, даже не считая мой пульс. Тем не менее он его посчитал и сказал, да ты в порядке. Потом мы еще немного поговорили, и он сказал мне: это не путь эскапизма, оставайся. Меня приняли, и я остался. 

Мне объяснили распорядок, и я делал разные вещи: подметал дорожки, ухаживал за газонами, пару недель работал в офисе под руководством свами, формируя письма для рассылки курса. Одну или две недели я работал на озере Шрайн, на холме, помогая выровнять холм за золотым храмом. В этот период я помню, когда я сидел в медитации, или даже во время работы в перерывах между копанием без всякой подготовки я чувствовал электрические разряды в моем позвоночнике, начинающиеся в основании и поднимающиеся вверх вот так. 

Как-то вечером мы медитировали в часовне, Джо Карбон сидел рядом со мной. Мы сидели, и вдруг поток пошел вверх, и я не издавал такой звук, но чувство было очень яркое. Джо спросил меня: что ты делаешь? Я объяснил, что я чувствую и он сказал: ооо, это потому что мастер здесь, и ты находишься в его присутствии. В те дни я еще ничего не знал о кундалини и шакти, передаче потоков энергии от гуру к ученику. Мы были очень счастливы, потому что видели мастера довольно часто. Было удивительно, как часто мастер выходил на прогулку или для поездки на машине и возвращался. Когда машину подавали к дому кто-то из монахов всегда был рядом, никто специально не собирался. Мы просто оказывались там в это время, никто его специально не ждал и обычно он открывал заднюю дверь машины и заговаривал с нами. Эти короткие разговоры всегда были прекрасными.

Я был там уже порядка двух месяцев, чтобы быть точным…

— Свами, вы помните, когда заливали фундамент для дома Индии?

— я не помню месяц 

— ранняя весна

— возможно, я тогда был в пустыне

— мне кажется это было как раз перед тем, как он уехал в пустыню

— неразборчиво…

— это было когда приехали грузовики

— да, грузовики, и начали месить грязь и заполнять стены….Бернард тогда был старшим священником и присматривал за работами. Он подошел ко мне и сказал: Мастер хочет видеть тебя сегодня вечером в 7. Он будет в комнате рядом с мужской кухней. Мы вернулись с работ в Маунт Вашингтон, я принял душ, мы поужинали, другие ребята ушли. А я сидел там с 7 до 11.30, но мастер даже не показался. Никто не  показался. К 11.30 я уже устал и начал засыпать, я не был расстроен, скорее, сбит с толку и очень устал. И я подумал, что наверное, что-то случилось, и пошел спать. Следующим утром Билл Браун, один из нас, сказал: Мастер приходил к нам около 12 и первое, что он сделал, когда вошел, спросил о тебе. И я собиралась пойти позвать тебя, но он сказал, нет, я увижусь с ним завтра. Мне снова сказали, что мастер хочет меня видеть сегодня в 7 вечера на том же месте. В назначенное время я был на месте и решил дождаться. И где-то около 10-10.30 все засуетились, его машина была подана ко входу, багаж спущен вниз. Все ученики собрались и выстроились у входа. Прошел слух, что мастер уезжает в пустыню, в твенти найн палмс через некоторое время прошел слух, что мастер не поедет сегодня. Машину отогнали, ученики разошлись по комнатам, и я опять остался один. 

И я услышал, как спускается лифт, двери открылись, и мастер высунул из него голову. Я помню, что он был одет для прогулки в пальто и шляпу. Он высунул голову, посмотрел вокруг и сказал: Вон мой мальчик, он пойдет со мной. Мы дошли до комнаты Бернарда в нескольких метрах. Мастер постучал в дверь, звонка не было, поэтому он стучал. Он звал Бернарда. Бернард открыл дверь, там был еще ученик, Джефф Фредрикс. И я заметил, что мастер ест жареный миндаль, я не собирался это обсуждать, просто вспомнил, что на днях мастер говорил ученикам, что надо есть сырой миндаль и хорошенько его разжевывать. А теперь сам ел жареный, видимо оставшийся с рождества. Он заметил мой взгляд и сказал: А, это первое, что я ем за целый день. Он держал миндаль в левой руке, его правая рука была свободна. Он сказал: встань на колени. Я встал и он сказал: когда Шри Юктешвар принимал меня в ученики, он сказал мне, что бы ты не совершил, я дарю тебе свою безусловную любовь, теперь я говорю это тебе, что бы ты не совершил, я дарю тебе свою безусловную любовь. Даришь ли ты мне свою безусловную любовь? Чувства переполнили меня в тот момент и я ответил: Да,сэр. Он поднял меня и затем спросил: Сделаешь ли ты то, что я попрошу? Я ответил: Да,сэр, и он сказал: Я хочу, чтобы ты поехал в Феникс, у нас там проект. И уже на следующий день я сел в поезд до Феникса, Аризона. 

И проектом была козья ферма. Герберт был всего на год меня старше, но уже был священником в Фениксе. Идеей проекта было зарабатывать деньги для центра и обеспечить занятость некоторым из мужчин-монахов. У них было 5 акров земли в Скотсдейле, в 10 милях от Феникса, 25 коз, оборудование для пастеризации молока и маленький коттедж для проживания. Я вырос на ферме, поэтому я знал, как работать с животными. Ааа и мастер еще сказал: у нас там проект. Тот климат будет полезен для твоего здоровья. Поэтому он послал меня туда. Итак я познакомился с Гербертом, который рассказал мне прекрасную сказку о том, как много денег мы заработаем, каким успешным будет наше хозяйство, как счастлив будет мастер и святой Ленард. Я пробыл там около года, и я не буду погружаться в подробности, но было очевидно, что мы не сможем заработать всего с 25ю козами))) Герберт организовал покупку еще коз, и в итоге у нас стало 125 коз и нам надо было построить еще сарай, чтобы разместить их. Мы сделали расписание дойки и могли доить 60-70 коз одновременно в моменты максимальной загрузки. В первый год расписание моего дня было таким: я вставал утром, медитировал час, кормил и доил коз, делал все что еще нужно было сделать по хозяйству: приводил в порядок пастбище, делал технические работы и так далее. Вечером снова дойка и кормление и после этого 3 или 4 часа медитации, таким образом я углублял медитацию самостоятельно. 

В Маунт Вашингтоне у мужчин был старший монах, были утренние и вечерние медитации, и нас всегда поощряли медитировать самостоятельно в свободное время. В Фениксе я мог экспериментировать с длительными ночными медитациями, по три- четыре часа. Я помню я не мог долго медитировать, сон одолевал меня, и я ложился и засыпал. Мастер сказал мне, что он хочет, чтобы я приезжал его навестить по крайней мере каждые 60 дней. Поэтому каждые два месяца я приезжал в Калифорнию на автобусе из Феникса и если он был в Твенти найн палмс, то я выходил в Бами и брал лиузин до Твенти найн палмс. Я жил в коттедже, всего в нескольких милях от места, где жил мастер. Днем меня отвозили к мастеру, там было два дома. Иногда я помогал на территории, иногда помощь была не нужна. По вечерам если погода была хорошая, мастер всегда выходил на прогулку и приглашал меня и других, если никого больше не было, то только меня. Мы прогуливались по территории и это всегда было чудесно. Если было холодно, он приглашал меня в гостиную, и мы разговаривали. Это были очень близкие минуты с мастером, но они никогда не были долгими. И конечно я приезжал в Калифорнию на разные мероприятия: освящение святынь и храмов, крийя службы, собрания по случаю дня рождения мастера, рождественская медитация и так далее.

Я помню, что как-то мы гуляли по твенти найн палмс. И я не был болтлив, я предпочитал слушать мастера, слушать, что он мне говорит. Я не хотел говорить просто для того, чтобы задавать вопросы, и в общем то мне было нечего сказать. Оригинального))) и вот он меня спросил: у тебя есть вопросы? и мне пришла в голову мысль, мне было интересно и я спросил: сколько мастеров из упомянутых в вашей книге (автобиография йоги) являются освобожденными? И он ответил сразу, без паузы: немного, многие святые искушаются экстазом единства с богом и не стремятся идти дальше, в более высокие состояния. Интересно, что он так быстро он ответил, и ответил по существу, подразумевая, что ты все поймешь ( вы понимаете о чем я?). он просто отвечал, не говоря: оо, ты не поймешь, о чем я говорю. Он никогда мне такого не говорил. Он сразу прямо отвечал. Это были чудесные моменты с мастером наедине. 

Когда козья ферма закрылась, меня перевели в Феникс, под начало Герберта, для поддержки земли и зданий. Помню, как-то в воскресенье приехал Боб, и Герберт уехал с ним в Калифорнию.

Я видел мастера за несколько недель до его смерти. … еще момент вспомнил .. я был посвящен, Боб рассказывал, как он был посвящен… меня принял мастер лично, осенью 1951 года, мне было 20 лет. У нас не было никаких обсуждений до этого момента. Я конечно предполагал, что в итоге стану представителем линии наших гуру, но никакого плана и обсуждения по этому поводу у нас не было. Я работал, медитировал, был с мастером и события разворачивались постепенно. Я был с Гербертом в Маунт вашингтоне, мы пробыли там с Гербертом несколько дней и планировали уезжать. Вечером накануне отъезда мы оказались у входа в основное здание с несколькими другим монахами, когда пришел мастер. Он остановился и поговорил с нами, затем сказал Герберту и мне: вы двое, пойдемте со мной. И мы поднялись на лифте на третий этаж. Он сел на стул, рядом с комнатой, в которой он обычно принимал посетителей. Герберт встал по одну сторону от него, я  — по другую. Он расспросил нас о Фениксе, о людях, которых он там знал, дал несколько указаний,  в основном адресуя их Герберту, который был священником там. Затем он сделал паузу. Всегда перед тем как закончить разговор он делал паузу. И вдруг совершенно неожиданно он повернулся ко мне и сказал: встань на колени. Я встал. Он положил руки мне на голову и сказал: я посвящаю тебя в священники общества самопознания. Учи, как я учил, исцеляй, как я исцелял и инициируй преданных в крийя йогу. И это было вот так быстро, прямо вот так. И я помню, Герберт спросил: сэр, должен ли Рой инициировать в крия йогу? Сам я это воспринял как в будущем, не прямо сейчас. Мастер сказал: во мне тот же Бог, что и в тебе. То, что делал я, делай и ты. Я точно помню его слова. 

Сразу после поминальной службы в марте 1952 года Дайя мата вручила мне сертификат, подписанный Раджарси и сестрой Дургой. 9 марта, через два дня после смерти мастера, мне еще не было 21 года, и я не мог быть официально посвящен в Калифорнии. 

Мастер покинул тело 7 марта, я виделся с ним за несколько недель до этого. В пустынном ретрите, я пришел в гостиную в его доме. Он сидел в большом кресле- качалке, которое подарил ему святой Ленард то ли на день рождения, то ли на Рождество за год или два до этого. И он весь кипел. Он сказал: я закончил Гиту, недавно, я отдыхал с закрытыми глазами, и вдруг в духовном глазу увидел божественный свет. Я открыл глаза и увидел свет прямо здесь, и он указал рукой в место, где потолок и стена сходились вместе – я видел свет прямо здесь. Бабаджи, лахири махасайя и Шри Юктешвар пришли и улыбались, даря свои благословения. Я так счастлив, что закончил книгу. Мы еще немного поговорили, он сказал мне: ты пройдешь весь путь в этой жизни. Так он говорил мне, я уверен, другим здесь он говорил тоже самое. Он никогда не говорил мне: если ты будешь хорошо трудиться и будешь усердным, то в следующий жизни ты родишься в хороших условиях,  чтобы в лучших условиях начать свой духовный рост. Он говорил: ты пройдешь весь путь в этой жизни. Он рассказывал мне, как Шри Юктешвар переживал, думая о своем предстоящем переходе. Приводя в пример историю, рассказанную в автобиографии йоге о птице, которая привыкла к клетке и поэтому не хочет из нее вылетать, даже если дверца открыта. Шри Юктешвар говорил: the boat of a courier of souls across the river of delusion is ready to depart who will go, who will go. If no one goes I will go. (Лодка перевозчика душ через реки иллюзии готова отплыть. Кто плывет? Кто плывет? Если никто не поплывет, я поплыву) Вот так он говорил со мной. И это был последний раз, когда я его видел в теле.

7 марта я был в Фениксе и Герберт был в Калифорнии. Возможно, он был с мастером накануне дня его смерти. Ты был за рулем в день, когда он ехал на озеро Шрайн? или Фредрик. В тот вечер Герберт позвонил мне и сообщил, что мастер покинул тело и еще несколько подробностей. И сказал, чтобы я приехал на поминальную службу, что я и сделал. После поминальной службы Дайя Мата озвучила волю мастера, что Герберт останется с ними в Калифорнии, а я стану священником в Фениксе. 

В маунт вашингтоне я не проходил никакого интенсивного обучения. Я знал Криянанду и несколько других монахов, но мы не так много общались в те дни, я конечно приезжал на разные программы или запланированные мероприятия, но тоже не часто. Я любил моих братьев и Маунт Вашингтон, но мне никогда не была нужна поддержка группы для мотивации и поддержания моей внутренней работы. Мое расписание в Фениксе в те дни было таким: я вставал в 3 утра и медитировал до 7 утра, в полдень я медитировал около часа, делая хонг со, центрируясь и промывая мозг, и вечером с 7 до 10 иногда до 11. И мастер, когда мы с ним виделись, никогда не спрашивал о моей духовной практике. Когда мы виделись он спрашивал: как дела? Продолжай делать, что ты делаешь. И если практика не шла, у меня такое редко бывало, возможно пару раз, и если в это время я был в Маунт Вашингтоне мастер говорил, что хочет поговорить со мной. И он давал мне несколько советов. Они всегда были вдохновляющими. Однажды у меня была депрессия из-за того, что я все еще не достиг просветления ))) и он напомнил мне историю о святом Антонии в гробнице, сколько времени у него ушло на это. Он сказал: будь терпелив, как святой Антоний. Жить жизнь не просто, но она должна быть прожита в любом случае, почему бы не прожить ее самым высоким образом. Он всегда был очень подбадривающим и поддерживающим. Мой опыт с ним всегда был очень позитивным. Я не живу прошлым. У меня остались прекрасные воспоминания о мастере. Он пробудил во мне внутреннюю силу, он верил в меня, он подбадривал меня. 

Я оставался с организацией до осени 1953 года. В это время я почувствовал, что я вырос на ферме, я провел на ферме первые 18 лет своей жизни. Я привык жить в ограниченном пространстве, у меня не было опыта жизни в светском мире. И я решил, что мне нужно уйти.  Два года я отслужил в армии и после этого все годы я активно учил и должен признаться, я не работал ни дня в своей жизни)) я имею ввиду, что я не был наемным работником, я всегда был священником. Я всему учился на опыте: учить, говорить речи, писать, служить и углублять мою внутреннюю жизнь и у меня получается все лучше и лучше. И для меня мастер сейчас так же реален, как и тогда. И на более глубоком уровне даже более реален и те дни тоже очень реальны. 

Вот кратко мой опыт и мои воспоминания. Я очень счастлив быть сегодня здесь, особенно с Бобом, свамиджи и другими, кого давно не видел. И это будет прекрасное мероприятие вместе в эти выходные. 

История Свами Криянанды — История жизни Свами Криянанды с его Гуру Парамахансой Йоганандой, рассказанная им самим.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *